понедельник, 7 мая 2012 г.

«Утомленные солнцем 2: цитадель»

Не понимают, суки!
Никита Михалков


На днях звезды сложились удачным для Никиты Сергеевича Михалкова образом, и я осилил посмотреть окончание его военной мега опупеи «Утомленные солнцем 2: цитадель». В своей рецензии на первую часть «великого фильма о великой войне» я не стал пересказывать сюжет, оставив подробное описание творящегося на экране уважаемому Гоблину и Экслеру. Я кратенько поделился со своими читателями собственным ощущением, которое оставляет фильм во время и после просмотра. Здесь же я позволю себе подробно разобрать пару сцен а также перечислю наиболее яркие кульбиты сюжета.

Действие «Цитадели» начинается с того, что посреди поля – вдруг откуда ни возьмись – стоит цитадель. В цитадели засели немцы, а советские войска в составе штрафного батальона под гласным командованием генерала алкоголика и бывшего генерала авторитета Котова все никак не могут захватить. Кому на хрен эта цитадель сдалась, почему ее нельзя обойти и взять в кольцо, чтобы лишенные снабжения войска противника сами сдались через пару недель – не ясно. Товарищ Автор явно подготовил цитадель как ландшафт для развития характеров и вскрытия противоречий между главными героями. Как говорят англичане: «Poor choice!»

Немцы в цитадели представлены в виде одного единственного снайпера-пулеметчика(!), который, как истинный наследник древней, цивилизованной и просвещенной арийско-европейской культуры попивает чай из фарфоровой чашечки на блюдечке, слушает на патефоне Вагнера и дружит с белой мышкой. Так воюют цивилизованные европейцы. В это время тупые совки сидят напротив в грязище и в говнище, немытые и небритые, глушат медицинский спирт и крутят самокрутки. В качестве музыкально сопровождения одна лишь не настроенная гармошка. Никита Сергеевич этой мощной антитезой (тупые совки с гармошкой в говнище и чистый немец с чашечкой чая и Вагнером) ярко продемонстрировал зрителям свое отношение к нашим предкам. Ничего не скажешь – творец!

От немецкой цитадели к русским траншеям, находящимся от цитадели в паре километров, летит вылупившийся давеча комарик. Тыркнувшись то к одному, то к другому бойцу красноармейцу, комарик, наконец, находит жертву в виде самого чистого и самого сладкого бойца; садится ему на щеку и начинает блаженно посасывать красноармейскую кровушку. Другой боец, сидящий спиной к земляному валу так, что «на улицу» торчит башка в пилотке, нагибается прихлопнуть комарика на роже соседа, на что жертва укуса пафосно заявляет, что это русский комарик, поэтому пускай попьет. Котов, которого коллеги кличут Батей, проявляет свои обширные генеральские знания, и делится с бойцами истинной, что кровь пьют только комарихи, самки. Благолепное настроение тут же меняется, очевидно, что комарихе не сдобровать.

А в это время немец-пулеметчик, засекший движение пилотки в стане противника, безо всякой команды командира открывает огонь. Пули каким-то чудом насквозь пробивают бруствер ровно в том месте, где секунду назад была голова сердобольного бойца, отправившегося на неравный бой с комариком. Причем, немецкие пули, выпущенные с такого расстояния, оставили в вязкой глине-грязи сквозные дыры такого диаметра, что становится очевидно, что стрелял немец не из пулемета, а как минимум из бластера. Отличная работа военных консультантов, я хлопал в ладоши очередной находке.

Одновременно с развивающимися в говнище событиями, в командном блиндаже сидят квасят местные красноармейские военачальники во главе с алкоголиком генералом. Квасят не как попало, а с русским размахом. Только что циган с медведями нет, наверное, покажут в режиссерской версии. Один из гораздо ниже стоящих по чину гостей неосмотрительно замечает генералу, что тот обещал взять цитадель к 9 мая (наверное, намек на грядущий день победы), а так и не взял. На это алкоголический генерал, залившись пунцовой краской, брызжа слюной пополам со спиртом и размахивая револьвером, начал орать «Щас я покажу вам, суки, покажу, как нужно воевать», и приказал погнать штрафбат в лобовую атаку. Пытавшихся возражать очевидной глупости и массовому убийству людей, генерал приставлял револьвер ко лбу и грозился пристрелить как изменников родины. Интересно вот, как бы он потом перед штабом за такие дела отчитывался.

Это советские командиры советской Красной Армии то есть беспородный рабочее-крестьянский скот. Все именно так, как их видит представитель породистого дворянства Михалков, купивший себе титул у бабуси на Киевском вокзале. Для Михалкова очевидно, что именно так и ходили наши войска в атаку – тупо заваливая противников мясом. Но это ладно, здесь им хоть винтовки дали, во вторую атаку они вообще с черенками от лопат отправились, но об этом ниже. Здесь же Никита Сергеевич устами своего героя Котова, узнав что им предстоит, поделился со зрителем своей безграничной мудростью. Дескать, на свете есть более важные люди и менее важные. Поэтому более важные люди сидят в блиндаже и квасят водку, а менее важные в это время бегают в самоубийственную атаку. Философия третьеклассника очень средней сельской школы – ей-Богу.

И тут случилось страшное: в расположение части прибыл зловещий НКВД-шник Меньшиков. Приехали они с водилой, значит, на джипе, и пошел Меньшиков погулять среди бойцов-красноармейцев. А водитель ему и говорит: «Не ходи, НКВД-шник Меньшиков, среди бойцов гулять, чужие мы здесь, не бросай меня, мне страшно». А Меньшиков ему и отвечает: «Не ссы, чувак, мы везде чужие. Не будет на земле нам покоя никогда». Очень показательный эпизод, заложенный в нем смысл позволю себе не раскрывать прямым текстом, пусть каждый сам додумает, что хотел этим сказать Автор.

В общем, ходит, Меньшиков, гуляет, ищет Котова. А Котов сидит на измене, и чует беду. Вроде через 10 минут нужно идти в атаку с летальным исходом, но чу! Неладное что-то творится, Михалков чует Зло! Водил-водил жалом по ветру, и учуял-таки главгада! Испугался страшно, побежал от него через нестройный ряд бойцов-штрафников, а когда Меньшиков загнал его-таки в угол и сказал «чего ты, дурак, бежишь, я же к тебе в гости приехал навестить!» Михалков совсем обосрался и с диким криком выскочил из траншеи и помчался от демона к цитадели. Другие бойцы решили, что котовское «ААА!» это последний слог от «УРААА!», повскакивали и помчались за ним, чем обломали весь кайф генералу алкоголику, намеревавшемуся отправить на убой подчиненных лично. Вот как крепок авторитет Бати среди бойцов! Чтобы подсластить пилюлю, генерал выставил загряд-отряды, которые стали стрелять из пулеметов атакующим бойцам в спины!!! То бишь, быстрее уже подыхаейте, чё вы тянете! А заодно и в Меньшикова пуляет, чтобы не трусил и тоже понюхал пороха. Советский генерал умеет воевать, не смотри что алкоголик!

Чем закончилась атака – не показали, все заволокло дымом. Очевидно, это и есть те самые могучие спецэффекты, обещанные Никитой Сергеевичем во время предваряющих фильм интервью. Внимание автора переключилось на сцену, как контуженная после эпической сцены показа сисек в конце прошлой серии Надя Котова эвакуирует раненых. Транспортную колонну атакуют два немецких истребителя, и почему-то начинают эту колонну бомбардировать. Как получается бомбить у истребителей, да еще и летающих на бреющем полете над машинами словно вороны над трупом, остается спросить военных консультантов Михалкова. Наверное, это находка того же специалиста, который сочинил пулемет с оптическим прицелом пробивающий насквозь земляной вал. Вероятно, эти те асы из первой части, которые пытались посрать с самолета на советский пароход – эти не то еще могут! В общем, бомбят колонну истребители, а тут в кузове баба рожает. Надя, как авторитетный рулевой останавливает машину посреди поля, чтобы роженицу не сильно трясло. Пытающемуся возражать офицеру немедленно приставляет ко лбу наган, чтобы эффектно закончить дискуссию. И, конечно, стационарная цель не поддалась бомбардировке немецких асов, они разбомбили только движущиеся мишени и улетели восвояси.

Принявшие роды раненые бойцы немедленно интересуются чей он: наш или от немца. Вот лично мне бы такой вопрос в голову не пришел, но кто такой я и кто творец Михалков? Тетка, конечно, говорит, от немца, снасиловали, мол. Пассажиры тут же меняются: на лицах звериные оскалы, руки скрючены и уже тянутся к горлу молодой матери. Мамаша тоже хороша, сразу в крик «Ну убейте его!». Это как-то отрезвляет бойцов, один даже жалуется: «Я на него чистую рубаху извел, а ты…» После чего раненые немедленно нарекают младенца Иосифом Виссарионовичем, и объявляют, что это он всех спас. Появление на свет Иосифа Виссарионовича тут же решают отметить распитием водки из горла, плясками тут же в кузове под гармонь и отливкой прямо с борта. На вялое замечание одного чистоплюя «Хрен ли ты тут ссышь при младенце», Михалков через эпизодического героя одаривает нас народной мудростью «Ссать и родить нельзя погодить». Нормальный человек так никогда бы не поступил, это как-бы мягче сказать – замашки уголовника.

Кстати, в оригинале поговорка звучит как «Срать и родить нельзя погодить». Но поскольку тема «срать» уже была раскрыта в первом фильме немецкими летчиками, то Никита Сергеевич решил сместить акценты. С нетерпением ожидаю экранизации Михалковым других пошлых экземпляров народного фольклора, типа «Ни капли в рот, ни сантиметра в жопу».

Фокус фильма возвращается к двум братьям-акробатьям. Спелененного Михалкова Меньшиков везет в одно секретное место. По дороге останавливается, раздевается догола, демонстрируя зрителю целлюлитную задницу и лезет купаться, демонстрируя зрителю секретную веревочку, то-ли с православным крестиком, то-ли еще с какой фенечкой. В это время Михалков бьется в кузове джипа в истерике в стиле «Куда угодно, только не в тюрьму!» Очевидно, что в сталинских застенках творится такой ад, по сравнению с которым штрафбат и постоянные посылы на убой – не более чем ссылка в Шушенское. Здесь Никита Сергеевич очередной раз нас одаривает гениальной актерской игрой: сопли-слюни, адские завывания и визги – полный комплект. Станиславский был бы доволен.

К сожалению для Михалкова, у Меньшикова на него другие планы. Арестанта везут прямо в Кремль на прием к Сталину попить чайку с лимоном. Во время чаепития Сталин открывает Котову свою главную военную тайну. Оказывается, Котова арестовали, разбили молотком пальцы левой руки, заставили подписаться под шитым делом что он враг народа, и посадили в очередной Гулаг затем, чтобы потом… выпустить!!! И тогда замотивированный таким поворотом дел, восстановленный в звании и в наградах Котов пойдет и завоюет для Сталина цитадель! Типа кругом одни генералы-алкоголики, никто воевать не умеет, а ты тертый калач, еще в Гражданскую зарубил шашкой священника и потопил баржу с белогвардейцами. Типа ты крутой упырь, мы без тебя не справимся. Так что вот тебе Меньшиков в качестве водителя, вот тебе мешок конфет и бутылка коньяку для небольшого отпуска и встречи с родственниками. Марш, выполнять партийное задание. И что вы думаете? Котов приободрился и… пошел выполнять. Первые полторы части «Утомленных солнцем 2» он корчил из себя либерала, чуть ли не самого Солженицына пополам с Сахаровым изображал. А тут Сталин чаем напоил, и Котов сменил убеждения. Вот такие крепкие эти убеждения у главного положительного героя фильма.

Котов с Меньшиковым отправляются навестить семью восстановленного в правах героя Гражданской войны. Жена проживает на неслабой двухэтажной дачке с кучей престарелых родственников, вышла за пухлого-уклониста киномеханика, родила от него ребенка. Не ожидавшая такого поворота для начала поорала-поскандалила (классические вопли-визги-слюни в наличии), бухнула пару раз из горла (в фильме только так и бухают), а потом отправилась на чердак где немедленно дала Котову. На следующее утро, видимо пристыдившись слабости на передок, всей семьей отправилась в бега. Оставила только одну самую пьяную бабку дома на рояле играть, усыплять бдительность генерала Котова. Но не тут-то было! Котов отнял у деревенского дурачка белую лошадь, всех догнал, но проявил слабость и отпустил беглянку. Только поезд отошел от перрона, как на нее вывалила свадьба безногого инвалида войны. Михалков немедленно накатил стакан, приклеился к одной вдовствующей бабенке, с ходу забыв про жену, облобызал ее взасос и отправился гулять-бухать с новыми «друзьями».

Тем временем Меньшикова самого за что-то приняли бывшие коллеги, и давай ему дело шить. Меньшиков кривляться не стал, говорит, давай сразу все подпишу. А в деле написано, что он не только НКВД-шный упырь, но еще пожиратель пионеров и колдун. Меньшиков поржал, да и подписал. Я тоже поржал, поэтому считаю сцену с пожирателем пионеров и колдуном единственным светлым моментом фильма. Правда, за что его репрессировали и чем он кончил, нам опять не показали. Я так понимаю, это фишка фильма такая – «развесить ружей» и потом на них забить.

Чем кончается фильм? Михалков уже в обличье генерала вступает в битву с урками за часы, показывая мощное кунг-фу. Потом возвращается к цитадели, раздает нагнанным кровожадным Сталиным, решившим поснимать реалистичный документальный фильм об ужасах войны, гражданским лицам черенки от лопат, сам берет в руки один и прогулочным шагом отправляется на штурм. Это, говорит, актер Хазанов в обличье Сталина – черная пехота. Очевидно, Иосиф Виссарионович обчитался перед сном книжонок предателя Резуна. Немцы сначала не верят своим глазам, а потом и своему счастью – запросто расстрелять тупых совков. Только командир цитадели чё-то выкабенивается и ноет, что он офицер, и на бойню не подписывался. Кстати, в фильмах Михалкова нацисты вообще никого не трогают, сидят себе в цитадели, пьют кофе и слушают Вагнера. А палач – это Сталин, по приказу которого тупые совки не пойми зачем лезут под пулеметы с черенками от лопат.

Пришлось все разруливать снайперу-пулеметчику, любителю белой мышки. Только ему закрыл прицел православный паучок, а пока благородный немец убирал помеху, тупой снайпер чурка сидя на березе прострелил пулеметчику башку. Падая немец разбил керосинку, отчего начался пожар, и цитадель взорвалась вместе с немцами, диском Вагнера и любимой белой мышкой немецкого шнайпера. Как будто заранее в нее кто-то заложил триста тонн тротила. После сказоченой победы Котов воссоединился, стоя на мине, со своей дочурой, подорвался на этой мине, а в конце верхом на бесконечной колонне советских танков, отдавая воинскую честь сошедшему с ума немецкому солдату, уехал в закат штурмовать Берлин. Конец фильма, всем спасибо, все свободны.

***

Если вы думаете, что я где-то соврал или приукрасил – не надейтесь. Я был бы только рад, но все было именно так как я описал. Желающие могут потратить время и убедиться в этом лично. Никита Сергеевич в своей неумной фантазии переплюнул всех возможных критиков и критиканов, и добавить к его великому творению о великой войне нечего. Именно такое кино нужно заснять ко Дню Победы.

Как может показаться из названия, вторая часть второй части фильма (это не тавтология) вращается вокруг некоей цитадели, которые наши утомленные солнцем будут героически штурмовать. Думали вы. Показанная цитадель в военном смысле не особо отличается от брезентовой палатки или коровника – сравнять ее с землей тактическая задача боевого артиллерийского расчета на пару часов.

На самом деле, цитадель появляется только в начале и в конце фильма, а все остальное время – кино длится без малого три часа – занимают реверансы фашистской Германии и псевдофилософские рассуждения Михалкова «О жизни и обо мне». Рассуждения эти самым непостижимым образом сводятся к тому, что советский народ победил немецких захватчиков не силой оружия, не воинской дисциплиной, не боевым духом великого мщения, в конце концов. Русские победили лучше подготовленных и оснащенных немцев потому, что все они бухают, живут в говнище, беспорядочны в половых связях и при любом удобном случае отрекаются от своих идеалов. Никакой тебе взаимопомощи, каждый сам за себя. Как говорится, «спихни ближнего, насри на нижнего и смотри, чтобы сверху не насрали».

Самое смешное, что свой «великий фильм о великой войне» Никита Михалков посвятил своему отцу. На мой взгляд, хорошо, что отец – между прочим, фронтовик и по совместительству автор строк гимна Советского Союза – помер. Иначе я бы на месте Сергея Михалкова отрекся от такого сына. Но это сейчас модно, оплевывать свое прошлое и своих отцов. Не только Никита Сергеевич этим занимается. Тот же Федя Бондарчук, сынуля Сергея Бондарчука, мега-авторитетного режиссера фильмов про Великую Отечественную, занимается подобным, снимая то мерзкую «9 роту», то «Сталинград», которым нам еще только предстоит посмотреть.

Подводя итоги. Как то анализировать творящийся на экране перманентный бред не стоит. Также как нет смысла анализировать бредни психически больных граждан. Смущает одно: Михалков снимает подобный понос на государственные, то есть, на наши с вами деньги. Лично я против, чтобы на мои же деньги всякие получившие доступ к кормушке сволочи оплевывали моих дедов, проливавших кровь на полях Великой Отечественной Войны.

Никита Сергеевич в гневе: его фильм «Утомленные солнцем 2» провалился в прокате. Почему так? Никита Сергеевич подозревает происки мировой закулисы. Но есть более прозаичный ответ: это отстойный фильм. Отстойно задуманный, сняный, сыгранный и смонтированный. Даже отстойно отрекламированный, несмотря на помощь Первого Ка(ка)нала и дебильных биллбордов косящих под Warcraft 2. Если одним словом, то фильм антирусский. А мне, русскому человеку, не нравится смотреть, как какой-то мудак гадит на мою страну и моих предков. Еще больше Михалков удивляется, что ветеранам ВОВ не приятно видеть столь «правдивые» образы самих себя.

У нас же вроде как демократия, то есть власть народа, да? Я предлагаю, прежде чем давать Никитосу бабки на его новое, с позволения сказать, творения, пусть он публикует в Интернете сценарий. А мы, народ, проголосуем, нужно ли давать деньги на очередные помои, или пусть он испражняется на свои.

3 коммент.:

Anna комментирует...

Потрясающий обзор) Даже возникло желание посмотреть эту паранойю, в весьма нетрезвом состоянии, конечно же))

ЖАН комментирует...

Да настоящий критик!!! МОЛОДЕЦ!!! Отличный обзор!!!

Александр комментирует...

Хорошо всё описал, всегда с удовольствием читаю твои обзоры, жаль только не часто пишешь((