четверг, 21 ноября 2013 г.

Поездка в США, часть 10

Эта часть заметок путешественника по США содержит не так много текста, зато я снабдил ее большим чем обычно количеством фотографий. Потому что ЭТО нужно видеть!

Pacific coast highway
Покидая Лос Анжелес, я направился на север страны. Вырулил на «Шоссе №1», которое носит поэтическое название, которое на русский язык переводится как «Автострада берега Тихого океана». Дорога бежит по скалистому побережью штата Калифорния и имеет протяженность чуть более тысячи километров. Почти вся трасса это один сплошной восторг! Автопутешественникам открываются обалденные виды утесов, пляжей, торчащих из океана скал. Дорога вьется между ущелий, ныряет в тоннели и карабкается по мостам. Иногда ныряешь в лесную чащу, и тогда тебя окружают и смыкаются над головой секвойи.

На «Автостраде берега Тихого океана» кипит жизнь дикой природы. Там, например, есть колония морских слонов. Вообще-то это довольно неприятные на вид и на характер животные, поэтому я не стал тратить время на их осмотр, тем более меня время поджимало. Поэтому я гнал вперед, соблюдая правила дорожного движения и заботясь о содержимом желудков, и соблюдая осторожность, глазел по сторонам.

Меня обрадовало еще и то, что строители дорог позаботились о путешественниках, желающих запечатлеть открывающиеся виды. У самых красивых и зрелищных видов оборудованы специальные «карманы», чтобы можно было припарковаться и создавать аварийных ситуаций, не мешать проезду других автомобилей по узкой извилистой дороге. Некоторые такие «карманы» бывают очень большими, на несколько десятков машин и даже оборудованы передвижными кабинками туалетов. Одну такую кабинку почтила вниманием моя спутница. С океана дул нестерпимый ветер, так ее вместе с этой кабинкой чуть не сдуло. Это единственное неудобство, в остальном «Автострада берега Тихого океана» - сплошной восторг и пир для глаз!

Монтерей
На ночлег я остановился в городке Монтерей. Это оказался обыкновенным провинциальным городишком – настоящей глубинкой. Никаких достопримечательностей, живут там обыкновенные простые американцы. В американской глубинке не сыщешь ни «мокроспинных» латиносов, ни гопников-негров. Все чинно-благородно. В Монтерее проживают сплошь белые американцы средних лет и пожилые. Когда я ходил по улочкам Монтерея, главная ассоциация у меня была с фильмом Клинта Иствуда «Гран Торино» - будто его снимали здесь. Вечером на улицах города практически никого нет: жители сидят либо дома перед телевизором, либо в ресторанчиках. Я порасспрашивал на ресепшене мотеля, и выяснил местечко для местных, где я заточил очередной отличный стейк и запил его бокалом убедительного красного вина родом из калифорнийской долины Напа.

Монтерей оказался еще одним городом, в котором меня поразила «экологическая обстановка». Прямо в городской черте находятся природоохранные зоны, на которых вальяжно отдыхают тюлени и вынашивают птенцов различные виды птиц. Зоны эти лишь огорожены невысокой изгородью и снабжены надписями с просьбой вести себя прилично и животных не пугать. Можете представить эмоции москвича, из представителей дикой природы обычно наблюдающего вокруг себя лишь голубей, воробьев да крыс.

Впрочем, иногда соседство дикой природы выходит боком. Утром я решил позавтракать в мотеле: положил на тарелку три очищеных вареных куриных яйца и вышел с ней на открытую веранду позавтракать на солнышке. Только поставил тарелку, только повернулся чтобы пойти налить кофе, как за соседним столом резко возбудилась пара постояльцев мотеля. Повернувшись обратно к своему столу, я обнаружил огромную чайку, которая уже успела заглотить два яйца и держала в клюве третье! Я ей почти сумел набить морду, но крылья спасли ее буквально в последний момент. Нам со спутницей пришлось ходить за едой по очереди, пока другой караулил столик. Давно такой наглости не видел.

Парк секвой Big Basin Redwoods State Park
С тех пор, когда я был маленький и в первый раз в жизни увидел в учебнике по природоведению описание чудо-дерева гигантская секвойя и сравнение его с елками, соснами и другими хвойными деревьями – с тех пор я мечтал увидеть его вживую. К сожалению, произрастают гигантские секвойи только на тихоокеанском побережье Северной Америки, поэтому припасть к Царь-дереву лично получается далеко не у всех. Продвигаясь на север по направлению к Сан-Франциско, я не мог упустить возможность заглянуть в национальный парк Big Basin Redwoods State Park – заповедник гигантских секвой. Redwood – это местное название секвойи, дословно переводится как «красное дерево».

Добраться до заповедника Big Basin несложно, с Pacific coast highway нужно повернуть направо по указателю. Навигаторы прекрасно осведомлены о такой «точке интереса» и без проблем прокладывают маршрут прямо к сторожке парковых рейнджеров, где посетитель должен заплатить 10 долларов за дневную стоянку. Там же действует специальный сервис, предохраняющих особо ретивых дендрофилов: каждый кто отправляется гулять по реликтовому лесу, должен оставить в сторожке примерный маршрут своего похода. Парк Big Basin усеян тропами, бегущими в самые разные направления. Можно даже до океанских пляжей дойти: всего лишь 20 километров в одну сторону! Если вечером на стоянке останется какая бесхозная машина, то рейнджеры парка должны отправиться на поиски нерадивого заблудившегося туриста. Я не планировал провести в лесу больше чем полдня, поэтому выбрал которкий маршрут до прячущегося в лесу водопада.

Рядом со сторожкой рейнджеров выставлен срез ствола одного из упавших деревьев. По годовым кольцам ученые определили памятные годы и воткнули туда специальные булавки с поясняющими табличками. Выставленное дерево было свидетелем путешествия Христофора Колумба, коронации императора Священной Римской империи Карла Великого, расцвета цивилизации Майя и даже рождения пророка Мухаммеда!

Гигантские секвойи – деревья, которые могут прожить более двух тысяч лет. В высоту они могут достигать примерно 125 метров – дальше не позволяет расти только гравитация! Деревья, среди которых я бродил, росли еще в те времена, когда Везувий уничтожил Помпеи; когда Иисус совершал свои чудеса, когда на территории московского Кремля воздымались чащобы, по которым ходили-бродили медведы. Две тысячи лет назад эти (вот прямо эти!) деревья прорезались из шишек и начали свой тернистый путь вверх и вширь. Шок и трепет. Чувство того, что заглянул в вечность.

Секвойи огромны. Даже если отойти подальше и взять объектив «пошире», им практически не суждено уместиться в кадр фотоаппарата целиком. В этом лесу чувствуешь себя героем «Необыкновенных приключений Карика и Вали» - уменьшившемся до размеров жука. В Нью-Йорке тебя преследуют подобные мысли, но там это ощущение давит. Город давит на психику гигантскими сооружениями из стали и бетона. А здесь вокруг тебя все живет и дышит. Давящего ощущения нет нисколько – есть только бесконечный восторг. Никогда еще я не произносил фразу «Ну ни фига себе!» так много и так часто за небольшой период времени. Есть у меня коллега из Литвы, он очень любит всякие деревья. Боюсь, в национальном парке Big Basin он бы упал в обморок от избытка чувств!

На фоне своих гигантских предков мелкие ростки только начинающих свою жизнь секвой смотрятся комично. Слон и Моська, как говорится. Просто в голове не укладывается, как из такой крохи вырастает такая громадина. Если ему повезет, то он будет расти и тянуться туда, где солнце. Я все мечтал выкопать один такой и привезти домой, посадить в Подмосковье на какой-нибудь подходящей поляне. Если бы он прижился, то мне бы вырос «нерукотвоный памятник». Он возвышался бы в нашем подмосковном лесу как Царь-дерево, когда меня не только не стало бы, но и сотрётся сама память обо мне – простом смертном. Этот и ему подобные малыши будут стоять и расти себе потихоньку все то время, пока будут гибнуть или изменяться до неузнаваемости нынешние государства и вся наша цивилизация. Я смотрел на этот росток сверху вниз, а через сотни лет уже она будет смотреть сверху вниз на восхищенных людишек у своих корней... Прошу прощения за высокопарный слог, но эмоции от посещения подобного места переполняют.

Недавно в новостях сообщали, что в одном из парков секвой случился пожар. Мол, все пропало, реликтовые деревья могут погибнуть, все встанем грудью на защиту леса! Могу засвидетельствовать лично: многие взрослые деревья в парке Big Basin и правда стоят обожженные, но я бы не сказал, что им от этого сильно плохо. Растут себе и дальше, даже если у корней почти весь ствол выгорел. На самом деле, пожар им даже полезен. Без лесных пожаров лес не сможет выжить. Речь не идет о выживании каждого конкретного дерева, речь именно о лесе. Огонь уничтожает подлесок и дает больше солнечного света и пространства для оставшихся деревьев, а сгоревшие головешки удобряют почву. Вот и получается, что крикуны эти не разбираются в сути вопроса - им лишь бы привлечь к себе внимание.

Ну и как и следовало ожидать, не все туристы наполняются здесь лирическими чувствами. На стволе одной из гигантских секвой было вырезано буквально следующее: «Здесь был Вася». От всей души, хочу тебе, Вася: еб твою мать! Ручонки бы тебе поотрывать, вандал ты несчастный.

Некоторые секвойи в калифорнийских национальных парках столь древние и высокие, что за свои качества они получают имена собственные. В национальном парке Big Basin произростает самое высокое дерево в мире по имени Гиперион. В высоту дерево достигает 115,6 метров, а предполагаемый возраст – всего лишь – 700-800 лет! Точное местоположение Гипериона было решено не публиковать, чтобы наплыв туристов не разрушил экосистему, в которой веками жило это гигантское дерево. По мнению исследователей, дальнейшему росту дерева помешали дятлы, которые повредили ствол Гипериона на самой его вершине. Долбанные дятлы!!!

Серьезную конкуренцию подкошенному Гипериону составляет дерево по имени Гелиос. Лет через пять оно вполне может отобрать корону самого высокого дерева в мире. Будем надеяться, что до него дятлы не доберутся. Гипериона и Гелиоса я опознать не смог, зато увидел еще одно гигантское дерево, которое носит название Мать Леса. Его даже отгородили специальным заборчиком, чтобы туристы не мешали процессу роста.

Будучи в парке Big Basin я первый раз в жизни пожалел, что не живу в США. Если бы я жил здесь, то поселился бы неподалеку от национальных парков секвой. В том же Сан-Франциско, например. Я бы часто приходил сюда погулять, поглазеть вокруг и вверх,повтыкать. И вдыхать этот свежий тонкий хвойный аромат, с одной стороны очень похожий, с другой – в чем-то неуловимо отличающийся от аромата в русских хвойных лесах. Как бы мне хотелось вернуться сюда еще хоть раз!

Фотоальбом Побережье Тихого океана, Монтерей, парк секвой

Часть 0
Часть 1
Часть 2
Часть 3
Часть 4
Часть 5
Часть 6
Часть 7
Часть 8
Часть 9
Часть 10
Часть 11
Часть 12