четверг, 2 октября 2014 г.

Сказка о беспроцентном кредите

Современная версия сказки о рыбаке и рыбке Александра Сергеевича Пушкина. Написано лично мной во внезапно обуявшем меня творческом угаре.

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке в деревне под Сочи,
Рядом с Олимпийской деревней
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.

Раз подался старик в олимпийский Сочи
В банке пенсию снять со сберкнижки.
Окружили старика банковские клерки —
Кредит на выгодных условиях предлагают.

Раз агент закинул свой «невод», —
Ловко старик отбрехался.
В другой раз агенты пристали,
Старик прикинулся шлангом.
В третий раз старика донимают:
Голосом молвят человечьим:
«Возьми, старче, кредит у меня ты
, Беспроцентный кредит, безлимитный,
Льготная программа «Золотая рыбка»!

Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не имел источников дополнительного дохода.
Послал он торговых агентов подальше
И сказал им ласковое слово:
«Бог с тобою, «Золотая рыбка»!
Твоего мне кредита не надо;
Ступайте себе в куда подальше,
Других лохов поищите».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Бесплатные банковские кредиты».

Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Забесплатно-ж кредит предлагали!
Хоть бы взял ты в кредит корыто,
Наше-то совсем прохудилось».

Вот пошел он к офису банка;
(Чуден он электронной очередью.)
Чтоб просить «потреб» беспроцентный,

Подошла к нему менеджер зала, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня менеджер,
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
И не просто так, а в кредит».

Отвечает менеджер зала:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил кредит на корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к банку;
Поклонись, выпроси стиральную машину».

Вот пошел он к офису банка;
(Неспокойно с курсами валют там.)
Чтоб просить себе новый кредит.

Подошла к нему менеджер зала, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня менеджер!
Еще пуще старуха бранится,
Не дает старику мне покою:
Стиральную машину просит сварливая баба».

Отвечает менеджер зала:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: «стиралка» вам будет».

Пошел он ко своей землянке,
Что ж он видит? Стиральную машину.
Старуха сидит во всем чистом,
На чем свет стоит мужа ругает.
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурень, «стиралку»!
Воротись, к «Золотой» ты «рыбке»:
Не хочу быть простым пешеходом,
Хочу себе джип «Гелендваген»!
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни рулить, ни педалить не можешь,
Насмешишь ты целое царство».

Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
У меня права покупные!
У меня номера блатные!
Ступай в банк, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».

Пошел старик в отделение банка;
(Аналитики крах цены барреля предрекают.)
Стал он кликать менеджера зала.

Подошла к нему менеджер, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, менеджер зала!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не дает старику мне покою:
Уж не хочет быть она пешеходом,
Хочет быть автомобилистом».
Нужен ей джип «Гелендваген» -
Автомат о восьми ступенях.

Отвечает менеджер зала:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Пусть старуха гараж отпирает».

Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Гараж, «Гелендваген».
Перед наномойкой стоит старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные мойщики;
Она бьет их, за чупрун таскает.
«Гелендваген» чтоб лучше мыли.

Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня автомобилистка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
Джип сторожить с берданкой послала.

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Опять в «Золотую рыбку» посылает.
«Воротись, поклонися банку:
Не хочу жить в сарае убогом,
При таком крутом «Мерседесе».

Старичок отправился к банку,
(На дворе же был банковский кризис.)
Стал он кликать менеджера зала.

Подошла к нему менеджер, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня менеджер!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет жить она в халупе,
Хочет палаты в Красной Поляне,
И чтоб участок – пятьдесят соток».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! Будет старуха лэндлордом!»

Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты.
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей узбеки да таджики,
Наливают ей полы наливные;
Покладают паркетом дубовым;
В санузлах итальянская плитка,
В окнах тройные стеклопакеты.

Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная домовладелица!
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали узбеки-таджики,
Старика взашей затолкали.
И с порога над ним насмеялись:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свой «Гелендваген»!

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Таджиков за мужем посылает.

Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися «Рыбке».
Не хочу сидеть дома сиднем,
Хочу я в круиз кругосветный,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне менеджер зала
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Вот идет он в центральный офис,
(Дверь всех банков на клюшку закрыта,
«Золотая» лишь «рыбка» осталась.)
Так и вздулись процентные ставки,
Так и воют воем клиенты,
Молят о реструктуризации долга.

Стал он кликать менеджера зала.
Подошла к нему менеджер, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня менеджер!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не люб ей коттедж и пятьдесят соток,
Хочет в круиз кругосветный;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».

Ничего не сказала менеджер,
Лишь пальцем у виска покрутила
И ушла в глубины хранилища.

Долго у кассы ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: коллекторские агенты все унесли.
Старуха сидит в переходе,
Бомжует средь объектов олимпийских,
А пред нею разбитое корыто.