четверг, 12 февраля 2015 г.

Сатирикон, «Король Лир»

Нужно заметить, что последние мои посещения театров вызывали, мягко скажем, недоумение: на что не схожу, так фигня какая-то. Вот, например, был я как-то на спектакле «Дориан Грей». Вроде и классика, вроде и советовали знающие, видевшие его люди, подставы ждать неоткуда. А вот поди-ж ты – ушел после первого акта. По ссылке можно прочитать, почему. Это как в старом анекдоте, когда посреди представления в зале раздаются крики:

- Врач! В зале есть врач?
Кто-то отвечает: - Я врач, что случилось?
- Коллега, какую же фигню нам показывают?!

Так что билеты на крайний поход я брал очень осмотрительно. Решил ударить по классике в самом классическом ее варианте: замахнулся на Вильяма, нашего, на Шеспира. Выбрал постановку трагедии «Король Лир» в театре Сатирикон, где главную роль играет сам Константин Райкин. Замечу, что произведения Шекспира я читал давно, и многих поворотов сюжета того же «Короля Лира» я за давностью лет не помню. Поэтому для меня это была, фактически, премьера. Места взял козырные, центр 4-го ряда, чтобы ничего не пропустить. Пришел в костюме, занял полагающееся мне место, приготовился смотреть.

Я почему это так подробно рассказываю? Потому что пришли куча «театралов» в майках со зверскими рисунками, штанах фасона «обосрался и иду». Несмотря на троекратное предупреждение отключить звук мобильных телефонов и не пользоваться ими во время спектакля, минимум трижды в зале раздавались трели разной степени тупизны. А самые продвинутые театралы покупают билеты на галерку и занимают лучшие из свободных мест впереди. Потом, когда приходят законные владельцы билетов, начинаются метания по залу в поисках очередного свободного места. Поднимая половину ряда зрителей. Если повезет, такой любитель халявы устроится со второй попытки, обычно – с третьей-четвертой. Беспорядочные метания продолжались даже после начала спектакля.

Безуспешно стараясь не обращать внимания на мечущихся по залу дегенератов, разглядывал оформление сцены и костюмы актеров. Нехорошие ассоциации с «Дорианом Греем» не заставили себя ждать. В моем представлении, в постановках Шекспира на сцене должны быть пусть условные, но покои дворцов, нарядные пышные одежды и прочий соответствующий антураж. Здесь же в углу висели три кокона-не кокона, стояло несколько табуреток, на которых были настелены необструганные доски сороковки. И какая-то дверь без стены. Актеры разодеты в обыкновенные штаны, кеды и бесформенные рубашки. Женщины – в что-то напоминающее вечерние платья, но уж точно не «исторические» костюмы с корсетами и пышными париками. Может, я придираюсь, но от классической пьесы я кед не ждал.

Дополнительно настораживали некоторые отдельные сцены, например, когда знатному человеку понадобилось претвориться бедняком, он взял и вылил на себя… ведро клейкой жижи, типа желатина или клейстера, которым обои клеят. Периодически актеры друг в друга плевались – после эпохального киношедевра «Трудно быть богом» у меня на эту тему пунктик. В общем, после первого акта я опять поймал себя на мысли «Что за фигню нам показывают?!».

Очевидно, что дело не столько в постановке спектакля, сколько во мне самом: спектакль расходится с моим представлением о том, как должен выглядеть Шекспир в театре. Закралась даже крамольная мысль: может, и «Дориан Грей» был вовсе не плох?! На этот раз я решил остаться и досмотреть до конца, стараясь загнать тревожные мысль подальше. Актеры играли замечательно, Райкин так вообще блистал. Текст шпарили то прозой, то зарифмованным речитативом. Если бы не странные декорации, одежды и постановка, было бы совсем хорошо.

После похода в театр, я не поленился и перечитал «Короля Лира». Хотелось понять, насколько постановка в версии Сатирикона соответствует оригиналу. Взял классический перевод Б. Пастернака и сразу понял, что текст актеры шпарили по нему. Шпарили один в один, за некоторыми несущественными сокращениями. Только если в тексте написано, что действие происходит в замке, в лесу, среди сотни придворных и т.п., то это ты и начинаешь себе в голове продуцировать. А в театре – три доски, да две табуретки. Если в тексте герой мажет лицо и одежду грязью, в постановке Сатирикона герой раздевается до трусов и выливает на себя ведро «обойного клея». Вот на хрена такие «отступления»?!

Я теперь вообще не знаю на что в театр идти: классика доверие подводит, на новинки идти стремно – вдруг в какую-нибудь концептуальную хрень вляпаешься? Тяжело нынче театралу!!!