четверг, 25 июня 2015 г.

Поездка в Китай, часть 4

Площадь Тяньаньмэнь
Площадь Тяньаньмэнь в столице Китайской Народной Республики до начала ХХ века была самой крупной площадью в мире. Название площадь берет от северных ворот, отделяющих ее от императорского дворца. Ворота эти называются «Вратами небесного спокойствия», по-китайски звучит как Тяньаньмэнь. Площадь имеет пропорции прямоугольника размеров 880 на 500 метров. С запада площадь окружает здание китайского парламента, называющийся «Домом народных собраний», с востока здание музея, а на южной стороне площади установлен мавзолей Мао Дзедуна. В центре площади установлена монумент народным героям, в память о борцах, сложивших жизнь в революционной борьбе китайского народа в XIX и XX веках.

В первый заход на площадь Тяньаньмэнь мы попасть не смогли. В это время проходил съезд китайской компартии. Всю площадь огородили тремя рядами заборов, вокруг которых маршировали отряды охраны. Все близлежащие улицы тоже перегородили, и чтобы пройти мимо площади по своим делам, нужно было выстоять огромную очередь, пройти личный досмотр, включающий в себя рамку металл детектора, рентген сумки и обыск. И все это ради того, чтобы попасть в группу счастливчиков вместе с которой проходить повторный досмотр на следующем блок-посту. Более-менее без задержек пропустили только группу немецких туристов с гидом. Мы думали пристроиться к этой группе, все равно наши русские физиономии и их немецкие для китайцев все равно на одно лицо. Но гид у немцев бдил, поэтому трюк не удался. К сожалению, я ступил подробно сфотографировать эту вакханалию.

На одном из постов, организованном в подземном переходе, у меня даже потребовали показать паспорт. Будто по моей физиономии было не видно, что я турист. Зато даже в толпе китайцев мы – большие белые демоны – были настоящими звездами. Девчонки, которые своей макушкой едва доставали нам до солнечного сплетения, тайком делали с нами сэлфи, и глупо хихикали. Некоторые просили сфотографироваться с ними не таясь. Я особым спросом не пользовался, а вот портреты моего друга, который еще почти на голову выше меня и раза в полтора шире, наверняка теперь украшает смартфоны многих китайских крестьян, увидевших белого человека первый раз в жизни.

Лишь в последний день нашего пребывания в Пекине мне удалось побродить по площади Тяньаньмэнь. День был будний, утро, погода нелетная, народу мало. Ничего интересного на площади нет – это просто обширная территория, закатанная в бетон. И известность ей дали даже не ее размеры, а печальные события, неоднократно на ней происходившие. Прежде всего вспоминаются события 1989 года.

Тогда, якобы вдохновленные эпохальными свершениями Михаила Горбачева в СССР на площадь Тяньаньмэнь высыпали десятки тысяч китайских студентов (и просто крепких парней) с требованиями проводить аналогичные реформы. Протестующие нагнали на площадь автобусы и строительную технику, понастроили из них баррикады и разбили палаточный лагерь. Правительство терпело безобразие около месяца и неоднократно требовало разойтись подобру-поздорову. Участники протестов отказывались подчиниться призывам властей. Заметьте, власти выдвигали законные требования, а протестующие фактически устроили бунт против государства. Мы сейчас не говорим, хорошее это было государство или плохое. Государство может быть хорошим или плохим только в умах самых тупых либерастиков.

В какой-то момент властям все это надоело, и в городе ввели военное положение. Утром 3 июня невооруженные (подчеркиваю красным, невооруженные) части китайской армии попытались войти на площадь, но их отбросили. Вечером того же дня в Пекин вошли танки. Армия столкнулась с вооруженным сопротивлением, доходящее до открытых вооруженных столкновений. Вот сюрприз! Откуда это у китайских ботанов, этих милых мирных протестантов, оказалось оружие? Под огнем военные пытались деблокировать подступы к площади, тогда «мирные протестанты» стальными балками блокировали катки и гусеницы бронетехники. Когда машины оказывались обездвиженными, протестанты закрывали воздухозаборники двигателей одеялами, пропитанными бензином, которые поджигали. Мирная демонстрация, чё.

В результате озверевшую толпу начали расстреливать из пулеметов и давить гусеницами танков. По разным оценкам в результате с обеих сторон суммарно погибло около 7000 человек. Тех кто уцелел, хватали и бросали в тюрьмы, чтобы другим неповадно было. И конечно же, события на площади Тяньаньмэнь немедленно вызвали дружный вой на Западе. Дескадь, опять кровавый тоталитарный режим железными сапогами топчет устремления мирных граждан к демократии и процветанию. Вслед за этим, против КНР ввели международные санкции и чуть не лишили членства в Совете ООН.

Многие не знают, или уже забыли, но в 1989 году у нас пятнистый коммунист приступил к активной фазе развала Советского Союза. Мы сейчас не будем обсуждать причины событий тех лет, но важно обозначить тезис, что продолжающаяся без малого полвека Холодная война закончилась победой блока НАТО во главе с США и крушением коммунистической идеологии. Ровно те же самые процессы по тем же причинам начали происходить в КНР. Только вот у руля коммунистической партии Китая стояли люди с другой системой ценностей и пониманием ситуации.

Китайское руководство проявило характер и волю и спасло положение. Да, действовали жестко и даже жестоко. Зато не допустили китайского Майдана, уберегли страну от развала и гораздо более кровопролитной гражданской войны. Оголтелые либерасты обладают представлениями о мире на уровне произведений Николая Носова про коротышек из Солнечного города. Им невдомек, что нужды общества важнее нужд индивида, поэтому ради общего блага некоторых особо отмороженных индивидов иногда необходимо и даже очень полезно сократить в ноль. А если будешь цацкаться с каждым идиотом, как делал недавно всем памятный Янукович, например, то добьешься ровно того же, что и он.

Конечно, какие-то вывод после этих событий были сделаны и реформы проведены. Только вот китайцы не стали рушить свое государство, а донадстроили существующее. Пусть даже оно стало коммунизмом «с блэк-джеком и шлюхами». А мы в 1991 году свое государство разрушили до основания и новое стали строить из обломков старого. Сравнить два подхода может для себя любой желающий: Китай уже стал первой экономикой мира, а мы только и можем, что бездарно разбазаривать не возобновляемые природные ресурсы, обкрадывая наше грядущее поколение, имея у себя под боком не одну горячую точку.

Сейчас печальные события на площади Тяньаньмэнь китайцы стараются не вспоминать. И считается оскорблением спрашивать у китайских гидов о подробностях тех событиях. Но свой урок они выучили накрепко.

Продолжение следует…